KZ

Главная страницаСамопознание в университете
Отец
Отец
09 декабря 2013    Автор / (Козыкорпеш Есенберлин. Ильяс Есенберлин: Сокровенное. Мысли. Изречения. Воспоминания.)

Отец. Сейчас для меня это что-то очень далекое, но вместе с тем очень близкое и родное. Прошло уже очень много лет, и образ его, кажется, стира­ется в моей памяти, но в тоже время главное в нем я чувствую еще более отчетливо. Его мягкий и тихий голос, теплые и нежные руки, человек не­большого роста с большой головой и белыми, белыми волосами, черными глубокими глазами. Вот может все, что зрительно осталось от его образа во мне. Но я постоянно чувствую тепло его рук, тепло его души. Помню его бесконечное терпение и любовь ко мне, неразумному молодому чело­веку. Ларошфуко хорошо сказал, что «молодость – это горячка ума», это точно про меня. Отцы и дети, извечный конфликт. И мы с отцом вначале почти не понимали друг друга. Моя душа искала приключений и удоволь­ствий, а его мудрость и степенность фактически были мне непонятны и где-то раздражали. Я внутренне чувствовал его любовь ко мне, но миро­воззрение было разным. Потом лишь, позже, когда я набил себе шишек, и жизнь стала показывать свое настоящее лицо, я все больше и больше стал его понимать. В молодости это было естественное чувство, что он мой отец, который дал мне жизнь, а затем все больше и больше стали проявляться любовь и понимание человека огромной внутренней силы. Познание отца, его ума и сер­дца, от непонимания к сильной настоящей любви и восхищению его духов­ным миром, силой характера пришло как-то незаметно, сквозь годы.

Вспоминая его сейчас, я слышу наши длинные последние разговоры о жизни, его и моей, о смысле бытия. Вспоминая вехи жизни отца, передо мной, словно река, проплывает его трудная и сложная жизнь со своими разливами и водопадами. Его река благополучно приплыла к своему оке­ану, он не променял свою жизнь на мелочи и суету, он сделал главное, и это мы видим сейчас в его книгах.

Жизнь его начиналась очень трудно. Отец в возрасте девяти лет остал­ся без родителей, без крыши над головой и без куска хлеба, прячась и живя под мостом вместе с другими сиротами. Его, фактически умирающего от холода и голода, подобрали во время коммунистического рейда и опреде­лили в детский дом.

После учебы и воспитания в детском доме отец поступил учиться на рабфак, а после успешного окончания, еще совсем в молодом возрасте, был направлен работать заместителем председателя райисполкома в Карсакпай. Это были тяжелые годы, когда голод и смерть были обычным явле­нием. Отец не любил вспоминать и рассказывать об этом периоде жизни, видимо, это была глубокая и незаживающая рана в его сердце, которая не давала ему покоя всю жизнь.

Перед войной отец поступает, а в 1940 году заканчивает Алма-Атинский горно-металлургический институт (впослед­ствии ставший политех­ническим) по специальности "горный инженер".

Не успел он толком поработать по специальности, как началась война, и в первые же дни отца мобилизуют на фронт, там же он вступает в партию.

К концу 1943 года, будучи в звании капитана, отец был тяжело ранен и после годичного пребывания в госпитале вернулся в Алма-Ату. В 1944 году он знакомится со своей будущей женой, моей ма­мой – Дилярой Джусупбековой – дочерью «врага народа», расстрелянно­го в 1937 году. Отец матери – Хамза Джусупбеков – был известным партийным деятелем, писателем, соратником С.Сейфуллина. Он первый перевел на казахский язык роман Н.Островского «Как закалялась сталь».

Так отец вспоминал о встрече со своей первой и единственной любо­вью в жизни. Однажды в оперном театре он случайно встречает девушку необычайной красоты. Девушка так его очаровала, что он сразу подошел и познакомился. Ее звали Диляра – она была дочь репрессирован­ного партийного работника, как тогда называли, «врага народа». Мно­гие с Дилярой знакомились, но, узнав, чья она дочь, быстро уходили. И чтобы долго не тянуть, она сразу сказала Ильясу, чья она дочь. Но он не отступил: «Я Вас полюбил с первого взгляда, а чья вы дочь не имеет значения». Диляра очень удивилась. Вскоре они поженились.

В этом выборе отца, мне кажется, началась новая точка отсчета всей его жизни. Он выбрал любовь. Это стало главным в его жизни. Именно с тех пор, когда отец выбрал любовь, когда он пренебрег парти­йной дисциплиной и карьерой, его начинают преследовать и унижать. Сначала его отстраняют от работы в ЦК и переводят в Госкомитет по радиовещанию, позже в Казгосфилармонию, затем два года он был без ра­боты.

В 1950 году против него возбуждают уголовное дело, связанное, якобы, с растратой денежных средств на Декаде литературы и искусства, проходившей в Москве. Хотя всем окружающим были впол­не понятны подлинные мотивы следствия, ему дают десять лет с правом переписки и отправляют на верную смерть – строительство Каракумского канала. Зной, голод, болезни и невыносимый труд на этой стройке косили людей, как траву.

Отца спасло то, что он был горным инженером и вел ответственный участок – взрывные работы. До сих пор у нас дома сохранились выписки о постоянном перевыполнении им планов и норм выработки. После смерти Сталина в 1953 году отца освобождают, реабилитиру­ют, и они с матерью едут работать в Семипалатинскую область, на рудни­ки. И уже там он понимает, что совершенно не может жить без литературного творчества. Он был готов работать хоть кем, лишь бы писать и творить. Тем более что еще во время войны он написал несколько поэтических про­изведений, и некоторые из них – поэмы и стихи – были впервые опубликованы в 1945 году.

Отец с семьей приезжает в Алма-Ату и устраивается на должность ря­дового редактора в издательство художественной литературы. Там же он начинает писать первые книги в прозе, в том числе, свой первый жизнеутверждающий роман «Песня о человеке».

В отце постоянно зрела идея написания исторического романа, шел непрерывный процесс накопления и обработки исторического материала. Он посещал многочисленные архивы в разных городах страны, внимательно и кропотливо изучал первоисточники. И уже в 1965 году в творческом порыве, буквально за три месяца, отец пишет первую книгу «Кахар» своей знаменитой трилогии «Кочевники», которая с большими трудностями была издана в 1967 году. Надо сказать, что в те време­на историческая тема всегда находилась под контролем партийных орга­нов, так как история была составной частью коммунистической идеоло­гии. Поэтому книгу, как и автора, стали «пытать» на различных партийных заседаниях, в те времена появились и первые завистники, и противники книги.

Но, несмотря на это, отец все же дописывает остальные части трило­гии и издает вначале журнальный вариант, а затем уже и всю книгу под общим названием «Кочевники». Осознавая необходимость исторического просвещения молодежи, отец добивался, чтобы его роман «Кочевники» был включен в учебную програм­му школ как произведение для дополнительного чтения. В общем-то, он Ленинскую премию рассматривал как средство для продвижения книги, для популяризации исторической правды. Он хотел, чтобы казахи побольше узнали о себе и о своей истории.

Надо сказать, что отец много писал и на современные темы, ощущая тесную связь между прошлым и настоящим. У нас часто были разговоры о Магжане Жумабаеве, о его значении как литератора и общественного дея­теля. Это также касается и многих других наших известных сограждан, которых он знал лично, знал их семьи, восхищался их жизнями и судьбой, творческим вкладом.

Работал отец очень много, по 12 часов в сутки. Его удивительная рабо­тоспособность позволила ему написать большое количество объемных книг, 40 сценариев к фильмам, столько же пьес, он отредактировал огром­ное количество книг. Помимо этого отец очень любил и знал казахский фольклор, с удовольствием читал мировую литературную классику. Он с огромной любовью рисовал, особенно лошадей, считая их самыми граци­озными существами на земле.

Вообще, на мой взгляд, отец был одаренным человеком, хотя довольно скромно оценивал свои способности. Он мог бы стать и большими ученым в какой-нибудь технической сфере, как, например, его родной брат, Равнак Есенберлин (профессор, доктор технических наук).

Удивительная любовь связывала братьев на протяжении всей жизни. Они помогали выстоять друг другу. Так, в период, когда отец был в заключении, а затем без работы (фактически 10 лет), единственным человеком, который ежемесячно присылал деньги, был брат Равнак. Но глав­ное, конечно, не материальная помощь, а духовная поддержка, единство во взглядах, стремление всегда прийти на помощь. Огромная любовь двух людей – Ильяса и Равнака, ярко проявилась в переписке, которая длилась более пятидесяти лет. Эти письма ярко свидетельствуют о настоящей брат­ской любви, долге, заботе друг о друге.

Отец сыграл огромную роль в моей жизни. И если говорить более точно, по сей день его образ во мне. Он был мне не просто отцом, а одновременно учителем и другом. Отец всегда находил время поговорить со мной. Это была необъяснимая тесная духовная связь, я воспринимал его всем своим сердцем, даже если мы просто молча сидели рядом.

У него было обостренное чувство справедливости, и он всегда меня учил: что бы ни происходило в твоей жизни, ты всегда должен поступать справедливо. Мы часто беседовали с ним на самые разнообразные темы: о политике, о мировой и русской литературе, в целом, о жизни. И при этом он всегда старался направить мой взгляд на все эти вещи через призму высокой мо­рали и порядочности. Тем самым он помогал мне выстраивать мое мировоззрение. По характеру он был очень жизнелюбивым и оптимистичным челове­ком. Его отличала доброта и мягкость, но за мягкостью скрывался характер с твердостью стали, и отсюда – огромное терпение и работоспособность. В общении с людьми он не повышал голоса, говорил мягко, редко говорил с кем-то на повышенных тонах.

Я всегда чувствовал, что у отца постоянно болело сердце за свой народ, он его не жалел, а по-настоящему любил. Это я видел и ощущал. В последний день его жизни я принес к нему в больницу только что изданный пятитомник его произведений, он этому очень радовался, мы надеялись на его выздоровление, но …пятого октября 1983 года он умер от разрыва сердца.

Трудно передать словами, что я, моя мать и мои сестры пережили тогда, но сейчас, по прошествии времени, я по-прежнему ощущаю тепло его рук, его любовь. Хотя кое-что уже стирается из памяти, но во многом я понимаю его теперь все больше и больше. Главной чертой отца была его огромная любовь. Честно говоря, мне в жизни не доводилось видеть человека, до такой степени любившего людей.

Прошло уже много лет, как его нет с нами, но образ его не меркнет в моей памяти, и сердце с каждым днем заполняется все больше уверенностью о нашей радостной встрече в Новом мире.

Добавить комментарий



Комментарии (1)


Раиса Мамедали
13 октября 2018 в 11:21
Комментировать

Уважаемый Козыкорпеш Вам пишет дочка Муфтахутдиновой Амины Адеевны. Нам нужна ваша помощь.Дело в том что в Казани пишется книга историком о нашем с вами прадеде.Много лет назад Фирая апа давала читать вашу книгу "Река белой жизни" из этой книги многие факты сейчас нужны, но не Фирая апа, ни Марат, ни Фариза жинги никто её у себя не нашёл. Собрала фотографии какие смогла. Может быть вы поделитесь своим знанием , воспоминанием о своём дедушке Хамзе жизни ,и подскажите где можно приобрести вашу книгу. С уважением Р.И. Даю координаты старшей сестры Розы, она в Уфе, а я в Глубинке. Дом.телефон: 83472781090 , Сот.телефон: 89174199133.
Р,С.
Я сегодня приехала из Кокшетау и через неделю уезжаю в Североуральск. Очень надеюсь услышаться с вами